Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

12 14 16

Тебя мы любим, город наш родной!

   Люди как птицы. Некоторые из нас, вырастая и желая быть самостоятельными, покидают родной город, но многие остаются в нем и вьют уютные места в родных и любимых краях. Но как бы не сложилась жизнь каждого из нас, мы всегда будем помнить и любить родной город. Ведь там, в нашем любимом городе, где знакома каждый улочка, где пахнет детством, где сияли первые зори, где были первые объятья в небольшом скверике у дома - все это навсегда останется в наших сердцах - наш ЛЮБИМЫЙ ГОРОД!!!

   Дорогие читатели! Мы рады представить вам стихи о родном городе, которые написали нашим земляки-рославльчане – профессиональные поэты и любители:

Алексей Викторович Мишин

 

                          РОСЛАВЛЬ

Твои рассветы летние игривы,

Румянятся от птичьих голосов.

К твоим кварталам подступают нивы

И острова берёзовых лесов.

 

Мой русский город,

Мой родимый Рославль!

Судьбой овеян многовековой,

Ты стал пошире

И повыше ростом,

Как добрый сын,

Как брат мастеровой.

 

В наш день глядят

Церквей крутые главы,

Дома этажные возводят мастера,

И возвышают доблестную славу

И Юр-гора, и Бурцева гора.

 

Награды незаслуженной не просят,

А мужеством богаты земляки,

Я знаю –

Имя рославльское носят

Испытанные ратные полки.

 

Когда бы гнёзда недруги не вили?

Когда бы не всеобщая беда?..

Во все века Отечество хранили

Такие вот,

Как Рославль, города.

 

Остром-рекой твоя судьба омыта,

Окрылена гуманностью идей,

Твои дома,

Твои дела открыты

Для добрых и старательных людей.

 

Я знаю,

Под твоей уютной сенью

Микешин и Коненков подрастал.

Потом Рыленков

На заре весенней

Свою судьбу с поэзией связал.

 

Садами подпирает город крыши.

И хлебный дух над улочкой разлит.

Из юности

Глядит он спелой вишней

И яблоком антоновским скрепит.

 

И потому, знать,

Сердце бьется гулко,

Что память здесь особая живет,

Что все еще Нагорным переулком

Любимая из юности идет.

Смоленщина

Смоленщина!
Ты вся как на ладони
Моих минувших и грядущих лет.
Твои холмы и рощицы на склоне
Живут во мне, 
Как воздух и как свет.

Просторы льна.
Густой медовый клевер, 
И родники, что блюдца, здесь и там.
А сколько рек бегут на север
И к южным голубеющим морям?

Среди лесов, полей
Их путь недолгий, 
То светлая Вазуза, 
То Устром
Сливаются то с матушкою-Волгой, 
А то неспешно с батюшкой-Днепром.

Какие весны!
Зори здесь какие!
Вечерний свет — рассветный достает!
Здесь соловей в минуты зоревые
Дуэтом в роще с иволгой поет.

И замирает каждая травинка.
Под эти трели и Гагарин рос, 
И эти песни 
Сам великий Глинка
Через года в душе своей пронес.

Мой трудный край 
Не тихая обочина, 
Полет судьбы его высок…
Что ни изба — 
Свинцом войны прострочена, 
Что ни верста — могилы у дорог…

Здесь вырастают новые таланты.
Рождаются и музыка и стих.
Уже и лайнеры, 
И чудо-бриллианты
Страна берет из добрых рук твоих.
 
Я припаду к тебе, моя землица.
Где над цветком 
Плывет шмелиный гуд.
Напьюсь воды, 
Взгляну в родные лица — 
И силы добрые по жилам потекут.

Бывают дни
Суровы, непогодливы.
От бед и слез
Мне добрый друг не мил, 
Но я без этой малой родины, 
Как будто бы 
Птенец в гнезде без крыл.

О, как был прав
Твардовский в час покоя, 
Сказав негромко, 
Но на всю страну:
— Какое счастье дорогое
Иметь свою родную сторону!

Александр Старовойтов

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД

Наш город не Париж и не Москва,              

Он все столицы мира затмевает,

Есть в городе и реки, и вокзал,

И лучше города на свете не бывает.

 

В садах наш город утонул,

Весь в зелени благоухает,

Кто Рославль близко не видал,

Он в жизни многое теряет.

 

Везде краса, куда бы ни пошёл,

Кругом цветы и дети там гуляют,

И песнь звучит о городе моём,

И стар и млад куплеты напевают.

 

Идёт гуляние на Бурцевой горе,

Спешит народ, ведь там идёт гулянье,

Народ ликует, о Рославле поёт,

И я спою вам тоже на прощанье.

 

И всё цветёт, куда бы ни пошёл,

Идёшь, идёшь, и сердце замирает,

Милее города на свете не найдёшь,

А я люблю его, и это каждый знает.

 

И до чего ж так хорошо,

И неужели в жизни так бывает,

Идёшь по городу – и сам уже поёшь,

Ты – рославчанин. Сердце замирает.

Валентин Семенович Ермаков

МОСКВЕ И СМОЛЕНСКУ СОБРАТ

       Иду я неспешно  под Бурцеву гору,

       Иду и себя же  на мысли ловлю,

       Что этот рабочий, приветливый город

       Я день ото дня все сильнее люблю,

       Люблю потому, что растет год от года,

       Наш город и вширь и кварталами ввысь.

       Люблю его зелень садов,

       Где природа с мечтой человека надежно срослись.

       Люблю я людей, что трудом ежедневным

       В грядущее Родины вносят свой вклад.

       Мой город родной,  ты относишься к древним –

       Столице Москве и Смоленску собрат.

Виктор Алексеевич Потапов.

Улица Горького

Дороже с годами мне Рославль родной.

Хожу по нему я не путая.

Он весь мне знаком, и любим город мной,

В нем есть моя улица гнутая.

Она мной всегда узнаваема.

О, как мы здесь были любимы!

Лишь здесь тишина осязаема,

Как океана  глубины.

И здесь совсем взрослыми стали мы,

Лишь здесь сердце как в невесомости.

Мама с глазами усталыми,

Будто портрет  нашей совести.

 

Владимир Борисович Простаков

ОДА РОСЛАВЛЮ

Мы тебя своим подвигом славили В 43-м нелегком году.

За руины твои,За развалины Отомстили в Берлине врагу!

Мы шагали туда батальонами,

Но не все возвратились домой,

Под твоими мой Рославль, знаменами

Не один мы осилили бой.

Перед нами мелькали пожарища,

Стиснув нервы в железный кулак,

Хоронили в пути мы товарищей,

И над ними склонялся твой стяг,

Мы тебя до Победы  возвысили

И в боях отстояли свое.

Не одна боевая дивизия

Носит славное имя твое.

Город Рославль!

В тебя мы влюбленные,

Ты красив, современен, богат.

И в частях под твоими  знаменами

Принимает присягу солдат,

Что стоит на форваторе мира,

Что нелегкуюслужбу несет у Карпат, у Камчатки, Памира.

У других неотложных высот.

Мы давно распрощались  с горем,

Все ошибки пустили на суд,

Пусть твои окрыленные зори

Только счастье народу несут!

 

Владимир Сафронович Пыченков

        НАШ ГОРОД.

Много есть городов в нашем крае,

Но Смоленщину всю обойдешь,

Краше Рославля нашего, знаю,

Ты едва ли где сыщешь, найдешь!

Здесь сады, как невесты в уборе,

Покрываются белой фатой.

В их ветвях соловьиные зори,

От которых теряешь покой.

Перед каждым девичьим окошком

Акация пышно цветет,

И вздыхает у парня гармошка,

За калитку подружку зовет.

Много есть городов в нашем крае,

Но Смоленщину всю обойдешь,

Краше Рославля нашего, знаю,

Ты едва ли где сыщешь, найдешь!

ГОРОД МОЙ РОДНОЙ

Промелькнуло детство золотое

Ласточкой над речкой голубой.

В моей жизни самое святое

Это Рославль - город мой родной!

Я люблю ходить по его скверам.

Помечтать у спящего Остра.

Вспомнить, как впервые пионером

Галстук завязал я у костра.

Вспомнить свою юность на рассвете,

Сорок первый год и август грозовой,

Улицы сожженные вот эти,

Что сейчас ликуют предо мной.

Вот она, прямая и большая,

Обрамленная рядами тополей,

В городе для каждого родная:

Имя Пролетарская у ней! -

А вокруг сады, дома, заводы,

Ретранслятор смотрит в синеву

Все это родилось в эти годы,

Все это не в сказке—на наяву.

Даже Бурцева гора седая

На сто лет помолодела вдруг.

Вот, товарищ, жизнь у нас какая:

Все преображается вокруг!

Город мой! Ты волею народа

Поднялся из пепла и руин.

И тобой  гордится год от года

Каждый рославльчанин- гражданин!

        РОДНОЙ КРАЙ

Люблю тебя, мой край Смоленский,

С твоей задумчивой Десной,

С твоей душевной песней женской,

С колхозной славой трудовой,

С твоей березкою кудрявой,

С пьянящим запахом лугов,

С прохладной нежною дубравой,

Со стройкой новых городов.

Люблю за то, что в испытаньях

Не гнёшься ты и не дрожишь,

За то, что жизнь полна дерзаний,

Что славой предков дорожишь.  

Владимир Иванович Фирсов

   ЧУВСТВО РОДИНЫ

Родина, суровая и милая,
Помнит все жестокие бои…
Вырастают рощи над могилами,
Славят жизнь по рощам соловьи.

Что грозы железная мелодия,
Радость
Или горькая нужда?!
Все проходит.
Остается - Родина,
То, что не изменит никогда.

С ней живут,
Любя, страдая, радуясь,
Падая и поднимаясь ввысь.
Над грозою
Торжествует радуга,
Над бедою
Торжествует жизнь!

Медленно история листается,
Летописный тяжелеет слог.
Все стареет,
Родина не старится,
Не пускает старость на порог.

Мы прошли столетия с Россиею
От сохи до звездного крыла,
А взгляни - все то же небо синее
И над Волгой та же тень орла.
Те же травы к солнцу поднимаются,
Так же розов неотцветший сад,
Так же любят, и с любовью маются,
И страдают, как века назад.

И еще немало будет пройдено,
Коль зовут в грядущее пути.
Но святей и чище чувства Родины
Людям никогда не обрести.

С этим чувством человек рождается,
С ним живет и умирает с ним.
Все пройдет, а Родина -
Останется,
Если мы то чувство сохраним.

"Ничего на свете не желая…"

Ничего на свете не желая,
Об одном
Мечтается в пути -
Как бы красоту родного края
До людского сердца донести.

Рассказать бы,
Как тоскует ясень,
Листья торопливо оброня.
Наливать бы,
Как закат прекрасен
Сквозь узоры старого плетня.

Спит дорога.
Колеи размыты.
В лужах отсвет гаснущей зари.
Завтра на рябине
Басовито
Загудят, засвищут снегири.

Облака размыто розовеют
Над покоем русской тишины.
Спи, село!
Пускай тебе навеют
Звезды ночи неземные сны.

Пусть приснятся
Тройки озорные,
Шум гармони, балалаек звон,
Ярмарка,
Где краски расписные,
И колокола со всех сторон.

Пусть тебе приснятся
В самом деле
Сотни разносолов на лотках,
Алые качели,
Карусели
В разноцветных лентах и платках.

Спи, мое село.
Спокойной ночи.
Звездам в лужах зябнуть до зари.
Стали дни значительно короче,
Это - осень, что ни говори.

Но и с нею
Жизнь не умирает,
Но и с ней
Мечтается в пути:
Как бы красоту родного края
До людского сердца донести!

    КОРОТКИЙ ЛИВЕНЬ

Дорога пыльная видна.
Жара.
Притих мой край Смоленский.
И смотрятся в озера льна
Разрозненные перелески.
Слепней гудящий хоровод
Коню не прибавляет бегу,
И он, устав, едва везет
С пустыми бочками телегу.
Молчат над полем провода,
В далеком небе коршун кружит,
Дрожит осина, как от стужи,
Пылит дорога…
Не беда!
А попадись в пути река,
Я б из нее весь день не вылез!
И вдруг - над полем облака,
Дождем пахнувшие, явились.
Прошелся ветер по полям,
Погасло солнце над полями.
Несется дождь по колеям
Двумя шумящими ручьями.
По гулким бочкам ливень бьет,
И, словно вкопанный, без спроса,
На радугу взирая косо,
Мой конь из лужи жадно пьет.

СМОЛЕНСКИЙ РОЖОК

                           М. В. Исаковскому

Осеннею, раздумчивой порою
Опять ко мне плывет издалека
В тиши полей,
Окрашенных зарею,
Звучание смоленского рожка.
В нем свет печали и земли тоска.
Переливай бесхитростные звуки,
Звучи, рожок, на родине моей,
Чтоб знали наши сыновья и внуки
Тревогу улетевших журавлей
И опустевших до весны полей.

Играй, рожок!
В прощальной тишине,
Как в тишине закрытого музея…
Играй, рожок!
Но лучше - о весне,
О той поре, когда мы зерна сеем
И журавли -
Над родиною всею.

Но голос твой
Под стать осенним краскам,
Под стать березам,
Плачущим в ночи…
Ну, что ж, и грусть по-своему прекрасна,
Играй, что хочешь,
Только не молчи.
Учи любить, но и грустить учи.

У грусти есть особые слова,
Особая мелодия и звуки.
Вы видели,
Как падает листва,
Как к журавлям в предчувствии
Разлуки
Березы
Обнаженно тянут руки?
Вы слышали, как шепчется река
С плывущими над нею облаками?

Все это стало музыкой рожка,
Пронизанной осенними ветрами
И почему-то
Позабытой нами.

Звучи, рожок Смоленщины моей,
Пленяй своей свободною игрою.
Храни прощальный поклик журавлей
До встречи с ними
Вешнею порою
И верь,
Что та пора не за горою.

Когда она придет путем своим,
Не смей печалью беспокоить душу,
Звени скворцом или ручьем лесным,
Я сына позову
Тебя послушать,
Чтоб не был он к природе равнодушен.

Он должен верить
В правоту реки,
Раскованной и бешено летящей,
Он должен знать,
Что живы родники,
Что жизнь пришла в безжизненные
Что будущее наше - в настоящем.

Ну, а пока
Грусти, рожок, грусти,
Я эту грусть взволнованно приемлю.
А то, что сына нет со мной,
Прости!
Зачем ему в печали видеть землю?

Все впереди у наших сыновей:
И грусть, и радость,
И печаль, и горе…
Звучит рожок Смоленщины моей
В осеннем вечереющем просторе.
И звуку грусти зябкий ветер вторит.

     ЗАБОЛОТЬЕ

О как я боюсь,

Что проститься

Придется с тобой навсегда…

 

Уходят деревни, как птицы,

Не за море, а в никуда.

И только печально

Закаты

Осенним бурьяном звенят

И долго районные карты

Названья ушедших хранят…

 

Деревня моя Заболотье,

Забота и радость моя!

Всем сердцем, душою и плотью

Вросло ты в родные края.

 

Просторы вокруг оросились

И кровью, и вдовьей слезой,

Которые смыла Россия

Победною майской росой.

 

Я столько здесь вместе с народом

Печали хлебнул и беды

В былые военные годы,

В дни послевоенной нужды.

 

Здесь столько сердечного света

Я и людях родных узнавал.

И флаг над моим сельсоветом

Светло ветерок развевал.

 

Вот мост над речушкой Соложей,

Вот омут, где спят голавли.

И не было в мире дороже

И нету прекрасней земли.

 

Плескались небесные сини

В озерах цветущего льна.

Была ты

Моею Россией

И ею

Остаться должна.

 

Пришлось тебе

Столько изведать,

Печалясь, грустя и любя.

Куда же, скажи, я приеду,

Когда вдруг не станет тебя.

Кому я стихи почитаю

У старых тесовых ворот

О тех, кто народ почитает,

О тех, кто забыл про народ...

Деревня, Где смог я родиться,

Родные просторы окинь,

Останься крылатою птицей,

Но землю свою

Не покинь!

Владислав Иванович Соколов

     БАЛЛАДА О РОСЛАВЛЕ
Младая Русь, как говорит преданье,
Рождалась здесь, на этих вот холмах:
Десна и Днепр, литовцы и славяне,
И грозный князь Владимир Мономах.
Здесь, в сумерках двенадцатого века,
Благословенье господа снискав,
Стал на горе во славу человека
Монарший внук - великий Ростислав.
Так город Рославль - честь ему и слава
В льняном венце кудрявой головы,
Рекой Остер обвитый величаво,
Родился здесь задолго до Москвы.


Я славлю Рославль, город мой родной,
Из глубины двенадцатого века,
Рожденный миру Бурцевой горой,
Во имя и во славу Человека.
Тебя умыл серебряный Остёр
И Юр-гора тебя благословила,
На Запад руки ты свои простёр,
Где без числа детей твоих могилы.
Не победил тебя Наполеон,

И в сорок третьем из огня ты вышел,
Российский флаг, как шелковистый лен,
Полощется в кругу цветущих вишен.
У древних храмов плачут соловьи,
Слагают дети о тебе былины,
Благословенны женщины твои
И добрые смоленские мужчины.

Поклон тебе, родина Глинки,
Твардовского трепетный край,
Смоленские наши суглинки,
Льняной и картофельный рай.
Привет вам, родные низины,
Медовые наши леса,
Поклон тебе, Рославль былинный,
Мой город, где я родился.
Истории голосу внемля,
Я слышу, я вижу тот год:
-Родимые, скудные земли,
Мой горький смоленский народ;
Литовцы, французы, поляки,
Победы и гибель полков
Трагедий навиделся всяких
Мой город за восемь веков.
Строгал, торговал и молился,
Услышав малиновый звон,
Трепать лучше всех научился
Особенный, шелковый лен.
Выкачивал в праздник и в будни
Гречишный соломенный мед,
Да только голодные люди
Не ведали лакомых сот.
И в день, когда там, над Невою,
Рабочие свергли царя,
Над Бурцевой древней горою
Взошла молодая заря.
Вам слава, великие деды
С железнодорожных путей,
Что подняли знамя Победы
За счастье голодных детей!
Земель монастырских и барских
Не стало той буйной весной

Свободный от милостей царских
Стал вольным мой город родной.

Конец двадцатого столетья.
Земля. Смоленщина. Гроза.
И воздух, сумасшедше летний,
И ночь - хоть выколи глаза.
В режиме полудеревенском
Не спит в ночи и ждет рассвет
Смоленский сын в лесу смоленском,
Российский доктор и поэт.
В бездонном космосе планеты,
О чем - то господа моля,
Легли крестом, и в ценгре этом
Моя священная земля.
Шершавый глобус - море, суша,
И на одной шестой земли
Живет народ, бездумно руша,
Что до него создать смогли.
Он ищет в солнечном затменьи
Причины всех своих забот,
Из мавзолея смотрит Ленин
На неспокойный свой народ.

Ровесники двадцатого столетья,
Отец и мать рассказывали мне
О Рославле, о годах лихолетья,
О Ленине и моей стране.
И с детских лет, как только думать стали
И я , и дети - сверстники мои,
Мы ведали, что есть на свете Сталин, -
С ним мы сверяли все дела свои.
Он - ленинец, он - мудрый, он - высокий,
Он - партия, он - вождь рабочих масс,
Что б не случилось, он - зеница ока.
Он не предаст и не оставит нас...
Вот только очень не понятно было,
Когда страницы наших детских книг
Нарочно заливали мы чернилом,
Чтоб « враг народа» в книжку не проник.
Когда лупили мальчика у входа,
Или девчонке пачкали пальто,
И в этом горе - «сын врага народа» -
Уже никто не мог помочь, никто...
И тормозили черные машины
Глухою ночью у ворот тюрьмы,
И исчезали взрослые мужчины,
Кому несли свои признанья мы...
Все пережил доверчивый мой город,
Его я помню в год сороковой -
Он был красив, по-юношески молод,
Как паренек с льняною головой

Он бойко строил школы и больницы,
Заводы, клубы, парки и дома,
И северная щедрая столица
Была довольна Рославлем сама.

Каким же кратким это счастье было!
Я помню вой фашистских черных бомб,
Кошмар эвакуации, могилы,
Жестокость, лицемерие, апломб...
Нацисты жгли, насиловали, били,
Расстреливали немощных людей
Они сто тридцать тысяч истребили
За восемьсот кровавых черных дней.
Бывало и такое в общей тризне:
В один из дней фашисты в сентябре
Семьсот людей в тюрьме лишили жизни,
Их трупы вывозили на заре.
Спецлагеря будили ночью стоны,
И, только наступала темнота,
На запад уходили эшелоны
С землячками в вагонах для скота.
Как только город наш освободили,
Вернулись мы с сумою на горбах –
Из леса партизаны выходили,
Предатели качались на столбах.
Дымятся рвы, тоскливый ветер свищет,
Сожжен весь город, нет воды, огня,
И вместо дома смотрит пепелище
Глазами жуткой смерти на меня.
Все пережили, вытерпели люди.
Возили тачки с битым кирпичом,
Прислушивались к грохоту орудий
(Хоть им уж это было ни почем).
Фронт уходил на запад, и смоляне
Свои сердца закрыли на засов
И, подорожник приложивши к ране,
Работали но двадцать пять часов.
Мой древний Рославль, честь тебе и слава,
Ты вновь стоишь на всех своих холмах,
И жители твои живут на славу
В своих красивых каменных домах.
На площади, где тени поколений
Сокрыли память горькую свою,
Стоит на скромном пьедестале Ленин
И смотрит в даль, в историю твою.
У ног его до осени анютки -
Мерцающие детские глаза,
« Мы не забудем». -
шепчут незабудки,
И в лепестках слезинками - роса.
Растет мой город. Памяти достоин,
Кует металл сегодняшнего дня,
И пионеры в сквере павших воинов

Стоят с ружьем у вечного огня.

И где б я ни был - в Праге или в Дели,
И что б ни делал, словно боль свою,
Я буду помнить милый с колыбели
Мой старый Рославль - родину мою.
Пусть встретит он свое тысячелетье,
Пускай сто раз цветут его сады,
Пусть внуки наши завещают детям
Не испытать, не знать его беды.
И пусть три речки вешнею порою
Услышат крик далеких журавлей...
Да будет мир над Бурцевой горою
И над великой Родиной моей.

Галина Александровна Никифорова (Азанчевская)

      РОСЛАВЛЬ

Остер и Бурцева гора,
Заречье в белом цвете вишен.
Счастливой юности пора,
И дом родной под красной крышей.
Все промелькнуло, как во сне...
Но это было, это было!
И до сих пор все снится мне
Родимый край, мой город милый.
Наш дом... стоит он и теперь
На этой улице, на самой,
Но для меня закрыта дверь:
Я там не встречусь больше с мамой.
Мои подруги и друзья
Рассеялись по белу свету...
Но всех их, всех их помню я,
И тем душа моя согрета.

  В ДАЛЕКОМ РОСЛАВЛЕ

В далеком Рославле,

В любимом Рославле,

Там место лучшее

Из всей земли,

Ведь там родились мы,

Там стали взрослыми

И годы юности там провели…

         РОСЛАВЛЬСКИЙ СОБОР

Мне снился Рославльский собор,
Который уж давно разрушен,
Воспоминанья до сих пор
Не покидают мою душу.
Я помню: по воскресным дням
Туда ходила я молиться,
То был большой красивый храм,
И Рославль мог бы им гордиться.
На этом месте пустоту
Заполнили дорожки сквера,
Но люди молятся Христу
С такой же нерушимой верой.
Я помню Рославльский собор,
Который так давно разрушен,
Воспоминанья до сих пор
Терзают раненую душу.

  Геннадий Авилов

          СКАЗАНИЕ О РОСЛАВЛЕ

           

            На земле, где сегодня мы с вами живем,

            Во главе своей ратной дружины,

            Воин-князь Ростислав,  проезжая верхом,

            Указал ставить крепость в долине.

            Ростиславлем, по имени князя того,

            Нарекли крепость  мненьем единым.

            От рожденья была она, как часовой,

            На холмах среднерусской равнины.

            А характером крепость – добра и тверда,

            Хоть ни званьем не вышла,  ни ростом,

            За характер в награду   за ней навсегда

            Прижилось имя гордое – Рославль!

            По земле по Смоленской катились века –

            Рославль рос и мужал год от года,

            И в трудах неустанных крепчала рука

            Набиравшего силу народа.

            А преданье гласит: Петр Великий бывал

            В городке, что с Москвою ровесник,

            Рославльчан на Полтавскую битву призвал,

            Там дрались они  храбро и честно,

            Рославль помнит: от русских ворот поворот

            Дал французам в полях деревенских

            На Смоленской дороге  в двенадцатый год

            Князь Михайло Кутузов – Смоленский,

            Рославль помнит   фашистов незваных разгром,

            Слышал залпы «катюш» под Ельней,

            И России завет:  «Кто придет к нам с мечом,

            От меча и погибнет!»   - оценен.

            Продолжается жизнь, доброта и любовь,

            И в историю новые главы

            Пишет город  сегодня подъемлющий вновь

            Славу Рославля, добрую славу!

Н.Дедкова (Гаврилова)

                Город юности.

Город юности, потом - зрелости,

Много лет хоть с тех пор утекло,

Но по-прежнему светлой нежностью

Вспоминаю тебя я тепло.

            Как студенчество беззаботное

            В медучилище провела

            Что же пору ту бесповоротно

            Река времени вдаль унесла?

Целы в памяти твои улицы,

Запах яблок твоих садов.

Как природа красою любуется

Убрав город в осенний покров.

           Строго Бурцевка молчаливая

           В недрах тайны веков хранит

           Как солдат с древней мудрою силою,

           Что любого врага победит

Унесла ту жизнь река времени

Только память в сердце жива.

Звук пустой тебе в моем имени

Свято имя твое для меня.

Обойди весь свет, землю вымеряй

Не найдешь милей уголка,

Со старинным и звучным именем

Рославль. Русь нарекла на века.

 

Николай Николаевич Карпов

    

« УТОЛИ МОИ ПЕЧАЛИ…»

 

Как отголосок ночи вьюжной,

Метелей – вьющихся седин –

В окно струится свет жемчужный,

Напоминающий жасмин.

 

И вслед – естественно и просто

Сквозь серебристо –льдистый дым

Встает виденьем зимний Рославль

Пред взором мысленным моим,

 

Он у Судьбы моей в начале

И объяснимо, почему

Вздох: « утоли мои печали…»

Всегда относятся к нему.

 

Поземка змейками петляет

Вдаль по Смоленскому шоссе,

И он печали утоляет,

Хотя, конечно, и не все…

 

С одной из них мне не расстаться, -

Она светла, как окоем:

«Приди , увидеть…» и остаться

В истоке – Рославле моем…

 

     РОСЛАВЛЬ


У прелых, сырых обочин

Тонкий ледок — обман.

Липами приколочен

К стылой земле туман.


Как по ветру холстина,

Колышется он слегка,

Чтобы его, как сына,

Приняли облака.

 

Держат туман кроны

Полупустых лип

Покаркивают вороны,

Шаг по земле – всхлип.

 

Сажи штрихи- деревья,

Лужи свинцовых вод.

Золушкой- не царевной

Мама моя идет.

 

Листья плывут,

Как лодки, в лужах свинцовых вод...

С работы походкой

Легкой мама моя идет...


Навстречу бегу, навстречу

На дно ее серых глаз.

Стылый, туманный вечер

Скупо ласкает нас.

 
Прошлое входит просто,

Шаркая о порог.

У каждого есть свой Рославль,

как у реки исток.

***

Память сердца ведет по Рославлю,

Где войною жилье смело

И травою простоволосою

Все пожарище поросло

Только липы стоят нетленные –

Обошел их пожара пир.

Здесь когда-то была вселенная –

Довоенного детства мир.

Вот - я вижу - бегу росистою

И тяжелой сырой травой.

Небо, ветреное и чистое,

Синей бездной над головой.

Словно снова я мальчик маленький,

Голос мамы звучит в ушах.

Вот и печки моей развалины,

От которой мой первый шаг.

И чем дальше, тем ярче в памяти

Неизменный и страшный вид:

Старый дом исчезает в пламени –

Это детство мое горит…

 

    * * *

За лесом высокого роста

Не надо выглядывать Рославль

На тверди покатой, земной,-

Ведь он, под врагами бывавший,

Но снова из пепла восставший,

Навеки во мне и со мной!

 

            ГЛАЗОМОЙКА

 

В моей глухой Отчизне дальней,

В туманах западной земли

Течет, бежит ручей хрустальный,

Что Глазомойкой нарекли.

 

Он чище выпавшего снега,

С водой целебной, как слеза.

Я  все хочу туда поехать –

Омыть уставшие глаза.

 

И все, мерцавшее в тумане,

И  все, укутанное в дым,

Вдруг светлой истиной предстанет

Перед взором мысленным моим.

 

Я все так ясно представляю,

Что отрезвления боюсь.

Решусь ли ехать - я не знаю.

Скорей всего, что не решусь.

 

Быть может, чуда нет в помине, -

Того, что некогда текло,

И  Глазомойка в рыжей глине

Катает битое стекло.

 

И с болью сдерживая жажду,

Предпочитаю жить вдали,

Чтоб не корить своих сограждан,

Что мой ручей не сберегли...

 

Моя улица

 

Да, улица была рыжа

От глины и от осени,

По ней не ехать, а съезжать

До того скользкая!

Да, улица была не та –

Моря порою вешнею.

На ней сияла чистота

Лишь зимою снежною.

По ней бродили семьи коз

Воинственно-бодливых;

На ней репейник бурно рос

И жгучая крапива.

Заборами в два этажа

Здесь каждый городился...

Да, улица была рыжа...

Но я на ней родился!..

 

Смоленщина

 

По западу России залегла

Смоленщина - еловая смола.

 

В ней вязли стрелы, копья и мечи.

Кто с ними шел - в сырой земле молчи!

 

Летели стрелы острые в висок,

А стали стрелы стрелами осок.

 

Раскраивали копья плоть земли –

Еловым лесом копья поросли.

 

Мечи врубались в грудь по рукоять –

Крестами в поле тем мечам стоять!

 

И если от села и до села

Тревогу пронесут колокола,

 

Еловый лес – из черных копий лес –

Богатыри возьмут на перевес!

 

* * *

 

Я вспомнил рославльское утро:

Калитки приглушенный скрип,

И сквозь туман чернеют смутно

Стволы знакомых с детства лип.

 

Совсем домов не видно ближних

Их все укрыл тумана мел,

И фиолетовый булыжник

От тонкой влаги потемнел.

 

От исчезающего дома –

Я четко вижу, как сейчас –

Что я иду путем знакомым

В такой далекий первый класс.

И, от меня не отставая,

Ползет туман по мостовой...

Я до сих пор не забываю

Тот мирный год сороковой.

 

Пласты с туманной тишиною

Тревожит памяти волна...

Вся жизнь моя была б иною,

Когда б не грянула война...

 

     * * *

Враг, отступая, жег жилища,

Людей в неволю угонял,

Пустынею, где ветер свищет,

За ночь одну мой Рославль стал.

 

Дома сгорели, книги, вещи –

Лишь печка высится одна.

Я знаю - тем огнем зловещим

Судьба моя опалена.

 

Стою на кромке косогора,

Ветра весенние поют.

Давным-давно отстроен город,

Руины в памяти живут...

 

Нина Леонтьевна Эскович

  ГУЛКАЯ РЕКА

За домами Смоленска недавними,

за холмами, как музыка, плавными,

в честь моей возрожденной земли

липы в Рославле зацвели.

Распушило их — куцые, рослые,

в белый цвет — опаленные — бросило.

Расточают по свету добро свое,

чуть им дождиком ветки пожмет.

Я — из Рославля, выросла в Рославле.

На гербе древнерусского Рославля —

пчелы, к месту несущие мед.

Золотые, неужто вас начисто

смыло времени гулкой рекой!

Что под нашей фамилией значится,—

кто впервые был «эский какой!»?

Это нашу Смоленщину исстари

разлюбили приезжие рыцари.

Не с того, что сыты и пьяны,

От неё отказались паны.

Может, пращур в боях был отчаян,

и о ратнике в давности той

отозвался земляк, рославчанин,

одобрительным «эский какой!».

Может, пахарь, с семьей голодуя,

по соседям ходил за мукой?

Богатей, на него негодуя,

оговаривал: «Эский какой!»

Или просто отплясывал лихо

весельчак, заводила мирской...

А строптивая хмурилась либо

расцветала вся: «Эский какой!»

Я всемирного номера сольного

никакого не числю за ним.

Багряницы для знамени вольного

не хватало и эским каким.

А еще, я проверила опытом:

память мира не вовсе худа.

Остается в ней доброе что-то там,

если доброе было когда.

Хоть крупинка, раз нет изобилия;

хоть расскажет какой старожил

про чудачества дяди Василия,

кузнеца, что рубаху расшил.

 

Татьяна Николаевна Бакланова

ПЕСНЯ О РОСЛАВЛЕ

Перекрестка кольцо,

Незнакомца лицо.

Каждой ветки поклон

И улыбок тепло.

            Ливнем умыт,

            Солнцем залит,

            В сердце со мной

            Ты, мой город родной.

Предо мной ты весь.

Повстречала я здесь

И разлуку, и боль,

И большую любовь.

 

Не страшна мне беда,

Потому что всегда,

Чем душой дорожу,

Все в тебе нахожу

          * * *

Как на ладони город перед нами

Своею древней славою он горд.

Березы нас приветствуют ветвями,

Каштан в свечах, как юбилейный торт.

 

Смоленска брат, размашистый и рослый,

Сполна хлебнув, серьезен он и строг,

Не пересохнет реками мой Рославль,

Не отшумит садами у дорог.

 

Он учит нас великому терпенью,

Врага иль друга – встретит, не проспит,

За поколениями шагали поколенья,

Но жизни кубок полон не испит.

 

Дела вершат и маленький, и взрослый,

Здесь праздники и будни – пополам.

Пою тебе признание, мой Рославль!

С тобой вовек не разминуться нам.

 

           МОЕМУ ГОРОДУ

Мой город –   красивый и славный,

В убранстве цветущих ветвей,-

Встречает  на площади главной

Желанных и добрых гостей.

Широкому празднику тесно,

Но место здесь  каждый найдет,-

Где льются     раздольные песни

И к танцу зовет хоровод.

Сегодня –  веселье большое,

Сегодня – грустить не с руки!

Я с вами навеки душою,

  Мой город, мои земляки.

***

Я выйду в поле, сяду на откос –

Прими поклон, родимая сторонка.

Коснётся ветер плеч моих, волос,

Согреет душу песня жаворонка.

Милы навек бескрайность и простор,

Моей России русой синеглазость,

Дорог ухабистость и непролазность,

Негромких речек долгий разговор.

Позволь наедине побыть с тобой

И многозвучьем вдоволь насладиться,

Настоем разнотравия напиться,

С твоей великой слиться тишиной!

Я утопала столько долгих лет

В круговороте суеты сует.  

Любимый город

Лить дожди стали чаще. Упрямо

Бьют с утра у порога челом.

Вот и осень – роскошная дама −

Тротуары метет подолом.

Выйду днем погулять в платье новом,

Лист багряный на грудь приколю.

Расскажу самым искренним словом,

Как всем сердцем свой город люблю.

Славен доблестью он  боевою,

Окроплённый святою водой.

С вековою своей сединою,

В то же время – такой молодой.

В парке тихую музыку слышит,

А на площади – весь на виду.

Он делами историю пишет

Горожан своих в каждом году.

Знаю я, город мой будет вечно

 Жить, а в нём будут жить земляки.

Безграничны и добросердечны

Душ отзывчивых их маяки.

Пусть я чашу до донышка выпью,

Все невзгоды слезой просолю,

Нарыдаюсь с болотною выпью −

Но как жизнь я свой город люблю!

* * *

Расчерчивали небо самолёты

Над отчим домом, вишнею родной.

Одни проблемы были и заботы,

И пролетал сквозь будни выходной.

 Родители − ведь подрастали детки −

Ходили на работу каждый день.

Досрочно выполняли пятилетки,

Серьёзно уважали трудодень.

Ни телевизора, ни легковой машины −

Был кое-у-кого велосипед.

Тянулась к небу яблони вершина,

А на крыльце курил махорку дед!

Мы каждый день на пятачке свободном

Играли в салки весело, в лапту.

Не помышляли о костюме модном,

Мечтали лишь :"Когда я подрасту..."

Зимой катались мы с горы до речки

(На гору санки на себе тащи!),

Отогревались у горячей печки,

Не торопясь отхлёбывая щи.

Все вместе мы играли и дружили.

Менялись зимы, вёсны у дверей:

Так наши годы шумно проходили,

Нас приближая к взрослости своей.

А вот и юность в танце закружилась,

Легко покинув отчие дома.

У каждого своя судьба сложилась,

Нас по дорогам жизнь вела сама.

Мы многое познали, повидали,

Уйдя в пучину жизни с головой,

Но никогда душой не забывали

Мы переулка нашего с тобой.

Какие бы нас дали ни держали,

Вернуться хоть на день душа зовёт.

И каждого из нас, где б ни бывали,

Наш переулок терпеливо ждёт.

 

Моя окраина

В стороне от пыльных улиц гулких

Не спешу, расслабившись, уснуть.

Мне в лицо родному переулку

В эту пору хочется взглянуть.

В огородах томных млеют хаты,

Засыпает в них усталый день.

От окошек жёлтые квадраты

За дорогу оттесняют темь.

Занавески тонкие из тюля

Прикрывает вишенник густой,

Ароматом щедрого июля

Переполнен воздуха настой.

Гасят скрип калитки и крылечки,

Луч заката выцвел и поблёк,

И туман на берег тёплой речки,

Растянувшись сладостно, прилёг.

Смолкли птицы, дрёме повинуясь.

...И в который раз, не первый год,

Отчего-то сердце, так волнуясь,

Всё зовёт кого-то, всё зовёт...

Филипп Матвеевич Гавриков

МОЙ ГОРОД.

Взгляни зарей

Иль в полдень ранний

На Рославль

С Бурцевки крутой

И город, словно на экране

Предстанет весь перед тобой.

И, не хвалясь,

Скажу заранье

Что будешь

Очарован ты,

Увидев новенькие зданья,

Ограды, парки и мосты.

Всему ты будешь

Здесь дивиться,

Кругом бросая

Жадный взгляд

И станешь пить,

Как из криницы,

Садов медовый аромат.

 Ты скажешь:

«Да, великолепно,

Я насмотреться не могу».

Любимый город

Встал из пепла

На радость нам,

На зло врагу».

Федор Башкирин

Перенка

Много деревень по всей России

Знаменитых, маленьких, глухих.

Помнящие есть года лихие,

И Перенка из деревень таких.

 

Были времена, когда здесь немцы

Угоняли молодых в полон,

Высылая их навстречу смерти,

Увозя куда-то за кордон.

 

Также здесь тюрьма была когда-то…

В общем, много помнится всего.

Были и расцветы, и закаты,

По рассказам деда моего.

 

Я же помню песни, что когда-то

Пела баба Галя во дворе

Вместе с тётей Пашей и тёть Надей

На вечерней огненной заре.

 

В клубе деревенском на гуляньях

Пел Курзов дядь Ваня под баян

И концерты ставил вместе с Надей,

Развлекая тем односельчан.

 

Маленькая русская деревня:

Аромат черёмух по весне,

Соловьиных трелей откровенье −

До чего же это близко мне!

 

Жалко только, песен уж не слышно,

Унесли их бабушки с собой…

Может, так и надо, только грустно,

И на сердце ноющая боль.

 

Молодёжь, зачем вам драки, пьянки?

Надо жить с открытою душой,

Чтобы песни были на гулянках,

Чтоб гордиться в старости собой.

 

Жить с любовью к ближним и соседям,

Поминая предков лишь добром,

Чтобы из окон Перенки со светом

Источалась аура тёплом.

 

Юрий Васильевич Пашков

* * *

Поля белы. Темны дороги.

Зима – сорочьего пера.

Минули живописи сроки,

Настала графики пора.

Но живопись мила природе,

Как там зима лицо ни хмурь! –

На непогожем небосводе

В разрывах полыхнет лазурь.

Потом, утешив вечер смутный,

Который сам себе не рад,

Зажжется, как камин, уютно

Непродолжительный закат –

И станет розовой береста,

И ало-синими дымы –

И принимаешь без протеста

Скупую графику зимы.

 

 

 

Администрация Смоленской области

Департамент Смоленской области по культуре и туризму

Культурное наследие земли Смоленской

Рославльская детская художественная школа

 



 

Бессмертный Полк


© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Рославльская межпоселенческая централизованная библиотечная система», 2017

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

Смоленская обл., г.Рославль, Пролетарская ул., д.66
Телефон: 8 (481 34) 6-56-33
E-mail: library@roslavl.ru